Главная \ КРЫМ \ Cевастополь \ Черноречье

Черноречье

http://www.2pruda.com/

Культурное прошлое Черноречья (Чоргуня), если его не забывать, может составить громкую славу не то что Севастополю, всей стране. Первооткрывателем крымской природы справедливо считают географа-натуралиста Карла Габлица. Сразу после присоединения Полуденного края, как называли два столетия назад полуостров, ученого пригласил сюда князь Григорий Потемкин. Карл Габлиц поселился в Чоргуне. Вероятнее всего, здесь им написаны главные труды ;Физическое описание Таврической области по трем царствам природы;Историческое описание Тавриды с географическими известиями;.

Карла Габлица в его имении посещал Петр-Симон Паллас. У меня в памяти, - писал ученый, - навсегда останется Чоргунь, с воспоминанием приятных дней, которые я здесь пережил. Много раз он служил для меня местом вдохновения после моих путешествий по Крымским горам и местом свидания с моею семьей;.

Неоднократно в Чоргуне бывали А.Л. Бертье-Делагард и другие исследователи Крыма.

После ухода из жизни в 1821 году Карла Габлица его имение в Чоргуне, примыкавшее, кстати, к сохранившейся до наших дней 12-гранной 20-метровой башне, несколько раз сменило хозяев. Сто с лишним лет назад его владельцем стал композитор Павел Бларамберг. Представители этого рода - певцы и музыканты - настолько полюбили Чоргунь, что пожелали после своей кончины быть похороненными в этом крымском селе.

В окрестностях Чоргуня располагалось нехилое имение Врангеля - однофамильца известного барона. В одном из имений Чоргуня Александр Куприн пристроил в качестве сезонных рабочих беглых матросов с мятежного ;Очакова;, о чем и написал рассказ.

ЧОРГУНЬСКАЯ БАШНЯ

У подножия каменистых возвышенностей в окрестностях Севастополя живописно раскинулось село Чернореченское, перед въездом в которое возвышается башня. Она называется Чоргуньской и представляет собой двенадцатигранное сооружение высотой примерно в четырехэтажный дом. Внутри — круглая. Ее назначение по сей день неизвестно. Не выполнены обмерные чертежи, не проводились раскопки. Башню обнесли забором и объявили памятником архитектуры республиканского значения.

Как туристический объект она, скорее всего, мало кому известна. Нашей группе повезло с экскурсоводом, который и поделился сведениями.

У башни интересная история, связанная с первоначальным этапом строения. То, что она сегодня представляет, — это последний памятник эпохи турецкого владычества в Крыму. Здесь располагалось имение высокопоставленного вельможи. Жил он в деревянном дворце, к которому и была пристроена башня. Войти в нее можно было только со специального парапета примерно на уровне третьего этажа. Нижний этаж занимала цистерна для воды, остальные использовались для жилья. Бойниц не было, но узкие окна со стрельчатыми сводами вполне можно было использовать для ружейной стрельбы и в случае нападения укрыться за толстые стены под защиту пушек на верхней площадке. Строительным материалом служил бут на известковом растворе, углы перевязаны кладкой из гладкотесаного штучного инкерманского камня-известняка.

После присоединения Крыма к России дворец перешел во владение известного человека — ученого, географа, путешественника Карла Габлица (немца по происхождению). Некоторое время деревня Чоргунь даже называлась Карловкой. К Габлицу приезжал в гости друг Петр Симон Паллас — тоже известный ученый, который исследовал башню и, учитывая стратегическое месторасположение, отнес ее к временам феодальной раздробленности.

Неизвестно, использовалось ли сооружение в целях защиты от врага, но в последующие годы ему пришлось «принимать участие» в военных действиях.

В 1854 году башню заняли русские стрелки, обстреливавшие англичан, бравших воду из Черной речки и рубивших лес на левом берегу. Позже ее превратили в крепость...

Минули многие десятилетия. Шла вторая героическая оборона Севастополя. Зимней ночью 1942 года взвод разведки 7-й бригады морской пехоты отправился в тыл врага, но около башни его обнаружили гитлеровцы. Отстреливаясь, разведчики укрылись в ней и заняли круговую оборону, открыв из окон автоматный огонь. Неравный бой продолжался до рассвета, потом подошел фашистский танк и «шарахнул» по башне. Но она выстояла. А вскоре на помощь русским подоспели минометчики, и разведчикам удалось благополучно перейти линию фронта. Эти материалы сохранились в фондах музея панорамы обороны Севастополя.

Ни Русско-турецкая, ни Восточная, ни Великая Отечественная войны, ни землетрясение не поколебали Чоргуньскую башню. Стоит она прочно, украшая своим независимым видом живописную котловину на речке Черной.